Теперь чаще всего я обитаю здесь.
http://www.diary.ru/~adaruhideki


Почему - объяснение.

То, на что ссылка сверху - наиболее полно может меня раскрыть.

Я хотел бы быть неправым, но я всегда прав, проверено (с) valley, «Burglars’ trip» (за точность цитаты не ручаюсь)



Игра серыми.
На одном краю поля – фигуры,
На другом – разнолицые пешки.
В центре поля лежат пули-дуры
И монета, упавшая решкой.
Решкой вверх если – ход за пешками.
Если вниз – то идут фигуры.
Ну так что же, король? Не мешкай!
Что застыл ты, словно скульптура?

Вот смотри – тебя ферзь толкает,
Не косись на него свирепо.
А ладья за рукав хватает
И кричит тебе – так нелепо…
Всё равно ты поступишь по воле,
Как ты хочешь, но как не надо.
А фигуры в дикой истоме
Будут ждать твоего доклада.

Или может быть, ты уступишь
Ход коню? Буквой Г, конечно…
Он скакнёт через всех, наступит
И кого-нибудь съест успешно.
И ладья усмехнётся та же
И пойдёт за ним вслед – и будет
Есть ещё кого – как прикажешь
Ты. А съест – уже не забудет.

Придержи в стороне офицера
И другую ладью, поменьше.
Они очень большие цены
Заплатили. Им будет легче
Поиграть за тебя в резерве.
Офицер – он не будет против…
А ладья упадёт на землю
Или плакать будет – напротив.

Есть ещё две фигуры: конь и
Необычная – офицерка.
Ни в огне, ни в воде не тонут,
Ходят метко, но очень редко.

Стой на месте. Монета – решкой
Вверх упала. Смотри серьёзно,
Как выходит главная пешка
На две клетки вперёд, курьёзно
Улыбаясь тебе. Несмело
Озираясь – кого бы скушать?
На неё б ладья налетела...
Ничего не стала бы слушать…

Или первый конь – мат ударом,
Офицер, может, твой резервный…
Только все стоят. Ведь недаром
Ты король. Ты прикажешь нервно,
Чтоб стояли они на месте,
А вот сам ей шагнёшь навстречу.
Ни о фЕрзя не думая мести,
Ни о том, что вот так – не легче!..

Вы стоите – друг против друга
И так долго ещё. А после
Будет ход забытой фигуры –
Офицер вдруг заглянет в гости.
Офицер номер три. Да, странно.
И от этого будет хаос.
На доске, крича, негуманно
Торжествует пешечный пафос.

Офицер твой резервный рвётся
Отобрать своего у пешек.
А ладья, что побольше, бьётся,
Что монета упала решкой…
И «активный» конь ставит маты
Понарошку, да, не играя.
И малютка-ладья куда-то
Убегает, почти до края…

И тогда ты просто сместишься
На чёрное поле вправо.
И главная, вдруг удивившись,
Тебя закинет в подвалы…
Не захочет брать, но придётся –
Ведь другие пешки обяжут.
А теперь уже ферзь крадётся…
А ему лишь – тебя покажут.

Умирая с ним, ты подбросишь
Злополучную ту монету.
Шах и мат, ты, возможно, спросишь?
Нет. Орлом вверх. И тут же где-то
Побежит обходными путями
Та ладья, что всегда бесилась,
Когда ты же своими когтями
Раздирал свои ветхие силы…

А увидев вас, всё расскажет
Остальным фигурам. И тут же
Офицер резервный ускачет
За своим, шарф стянув потуже.
А малютка-ладья, поплакав
Напрямую пойдёт к главной пешке
И сожрёт её так отважно!
Здесь она уж не станет мешкать.

Только пешка успела быстро
Перекрыть своим отступленье.
И они – но недолго! – с риском
Простоят здесь столпотвореньем.
А потом фигуры спокойно
Перейдут эту доску – прямо.
Да, возможно, им очень больно,
Но жить дальше ведь как-то надо…
15.9.8.Без комментариев.


Маренго ночи в оконной рамке... Ваш ход, маэстро, не будем мешкать.
На белом поле рыдает дамка – ей так хотелось обратно в пешки.
Е2-Е8 – как имя бога. Пространство давит до нервной дрожи.
Свободы тоже бывает много, когда игру прекратить не можешь.
Колючий ужас стегает плетью, кураж по венам, как щелочь, едкий:
Упасть с обрыва – почти взлететь, и… вернуться снова на ту же клетку.
Четыре вправо, четыре влево, но выбор, в общем, довольно скуден -
На плечи валится небо-невод, сплетенный богом из пыльных буден.
Обнимет, спутает лживой лаской, сотрет из памяти боль финала.
Былое горе проворной лаской скользнет внутри от конца к началу.

Е2-Е8. Снаружи вьюга. На кухне Гретхен печет картофель.
Со скукой глядя в глаза друг другу, играют Фауст и Мефистофель.
(С) Светлана Ширанкова.



Ссылка на план Выпуска

Ссылка на идеи фиков и клипов

Этот дневник - мой. Моя территория. Личная. Ни для кого, прошу заметить, не ограниченная.
Поскольку это мой дневник, заведённый на имя Stabschef, я имею полнейшее право писать здесь что хочу, как хочу и о чём хочу.
Тэги и форма записей относятся сюда же. Я говорю на падонковском и на матерном языках. Я циник и позволяю себе неприличные замечания. И да, я фанат CSI, в частности Грандерса, иногда фанат Хауса и ГП, а также собственной трилогии "Необычные новости", и очень часто пишу об этом всём посты. Иногда здесь встречается недопустимый в сети при массовом общении депрессивный бред. Я допускаю, что у меня далеко не идеальный дневник, но не считаю, что в Сети дневник ведётся индивидом исключительно для третьих лиц. Каждый имеет право на самовыражение на конкретной территории. Эта территория - моя, и очень сильно прошу мне не указывать, как я должен здесь писать.
Если кого-то что-то не устраивает - я никогда не гнался за большим количеством ПЧ и никого здесь не держу.
Всем остальным - добро пожаловать. Спасибо за внимание.